Егор (armiaiflot) wrote,
Егор
armiaiflot

Category:
В России вновь заговорили о строительстве моста на Сахалин. Этот грандиозный проект связан не только с освоением богатств огромного острова (его протяженность почти 1000 км), но имеет геополитическое значение. Ведь если построить еще один мост (или тоннель) через пролив Лаперуза, то сухопутную связь с материком получит еще и Япония.

О мосте на Сахалин задумывались еще в конце XIX века. Но никогда связь острова с большой землей не была так близка к воплощению, как при Сталине. И не в задумках проектировщиков: работы по строительству тоннеля через пролив Невельского даже уже начались. А ведь произошло это вскоре после окончания Великой Отечественной войны, когда, казалось бы, были дела поважнее – поднимать сельское хозяйство, строить дома, восстанавливать заводы и электростанции.

Вот что пишет замечательный русский инженер Юрий Анатольевич Кошелев:

«В декабре 1951 года я окончил МИИТ. Меня направили на работу в Строительство № 6 МПС на остров Сахалин… Контингент строителей был сложный. Основную массу составляли досрочно освобождённые. Им также платили зарплату в зависимости от выработки, но строго в положенный срок. Единственное, чем отличались от тех, кто приехал сюда с воли, — это тем, что давали подписку о невыезде. На нашем объекте из пяти мастеров трое были из досрочно освобождённых… Меня назначили мастером основных работ. Дали в подчинение двенадцать бригад. Нам было поручено соорудить на берегу моря ствол шахты диаметром восемь с половиной метров и глубиной порядка восьмидесяти. А когда закончим, предлагалось сделать рассечки и начинать проходку тоннеля. Проходку первой шахты мы закончили в феврале 1953 года… Весной 1953 года умер Сталин. А спустя некоторое время стройку закрыли. Не свернули, не законсервировали, а именно закрыли. Вчера ещё работали, а сегодня сказали: «Всё, больше не надо». Проходку тоннеля мы так и не начинали. Хотя для этой работы всё имелось: материалы, оборудование, техника и хорошие квалифицированные специалисты и рабочие. Многие утверждают, что крест на тоннеле поставила последовавшая после похорон Сталина амнистия — продолжить стройку было практически некому. Это неправда. Из наших восьми тысяч досрочно освобождённых уехало не более двух сотен. А остальные восемь месяцев дожидались приказа о возобновлении строительства. Мы об этом писали в Москву, просили и умоляли. Я считаю прекращение строительства тоннеля какой-то дикой, нелепой ошибкой. Ведь в тоннель были вложены миллиарды рублей народных денег, годы отчаянного труда. И самое главное — тоннель действительно необходим стране…»

Свидетельство очень важное. Во-первых, проект действительно существовал уже не в чертежах, а на деле. Раз у мыса Лазарева начались такие масштабные работы, как шахта в 80 метров глубиной и 8,5 шириной, то и дорога к объекту была проложена, и стройматериал завезли, и оборудование. Значит, было построено и жилье.
Во-вторых, строительство остановили не по причине амнистии.
В-третьих, стройка велась не на «трупах миллионов заключенных».
В-четвертых, это еще одно подтверждение того, что Хрущев не смог создать ничего – только разрушал. Ведь можно было хотя бы законсервировать стройку, а не посылать огромный труд и гигантские средства псу под хвост.

Примечательно судьба и Юрия Анатольевича Кошелева. В его послужном списке не только ряд интересных решений в московском тоннелестроении (ряд из них были применены впоследствии за рубежом), но и знаменитый Северо-Муйский тоннель. Это гордость российских тоннелестроителей – 15 километров сквозь вечную мерзлоту, скалы да еще в условиях активной сейсмики.
А в 90-х годах Юрий Анатольевич был начальником московского Метростроя. И сумел в это подлое время сохранить эту уникальную организацию.
Посмотрите на его лицо - http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=15889
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments